ГАУ МО «Красногорское информагентство»

Яндекс.Погода

среда, 13 декабря

пасмурно+2 °C

Онлайн трансляция

Невозможно экономику раскрутить только за счет нефтегазового сектора

17 февр. 2017 г., 19:04

Просмотры: 545


Падение курса рубля, случившееся в 2014 году, лежит тяжким бременем на плечах не только простых россиян, но и крупных девелоперов, считает президент "Крокус Групп" Араз Агаларов. В интервью РИА Недвижимость он рассказал, что этот фактор вместе с высокой ключевой ставкой ЦБ и ориентированностью на нефтегазовый сектор мешают российской экономике восстановиться.

Араз Искендерович, как ваша компания чувствует себя в кризис?

– Очень плохо.

Неожиданно.

– Ну, я всегда драматизирую ситуацию. Когда хорошо – я говорю "все очень хорошо". Когда немножко плохо, я говорю – "все очень плохо". Это называется "гипердиагноз".

Вот чем отличается американская медицина от нашей? Предположим, у вас сомнительная родинка. В нашей больнице вам говорят – приходите через год, посмотрим. Через год приходишь, а там меланома, базалиома. Все, человек умер.

А в Америке, если врачи видят такую родинку, то они сразу направляют пациента на ее удаление. У нас такой подход называется "гипердиагностика". Но гипердиагностика дает плюс 20 лет продления жизни относительно стран, где ее нет.

У вас диверсифицированный бизнес. Какие его сектора больше всего пострадали?

– Показатели везде снизились. И в выставочном бизнесе, и в строительном, и в торговле показатели стали хуже.

Так какой бизнес актуален в кризис?

– Похоронный. Надо открывать похоронное бюро (смеется).

Я же говорю, все плохо.

Как-то это очень пессимистично звучит.

– Такова реальность. Экономика – это часовой механизм. Все шестеренки связаны. Если у вас крутятся строительство, торговля, сельское хозяйство, то механизм работает. Но невозможно всю экономику раскрутить только за счет одного нефтегазового сектора. Сейчас на нефть и газ все рассчитано – все законы, постановления, курс рубля, ставка. Это путь в никуда.

Что нужно для восстановления экономики?

– Надо сделать две вещи. Оставить в покое курс, чтобы он сам двигался туда, куда хочет. У России, слава богу, пока экспорт превышает импорт. Поэтому по объективным причинам курс должен сам укрепляться. Но мы не даем ему такой возможности. А что такое неукрепленный курс? Это потеря доверия к национальной валюте. На частных счетах мертвым грузом лежат 100 миллиардов долларов. Долларовые активы лежат невостребованные, банки не могут их разместить.

В результате кредитный портфель увеличить невозможно. Предприятия буксуют, чтобы обслуживать те кредиты, которые есть. И нет доверия к национальной валюте. Все думают, что завтра будет.

Как упали ваши денежные потоки?

– Где-то процентов на 30, по сравнению с 2014 годом.

Вам сложно получать новые кредиты?

– Получить несложно, но будет сложно их обслуживать в существующих экономических условиях.

Как вы тогда собираетесь запускать новые проекты – на собственные средства?

– Да, либо на собственные средства, либо никак.

Большой у "Крокуса" долг?

– 1,7 миллиарда в долларовом эквиваленте. В структуре долга есть и рубли, и доллары.

Какие новые проекты вы планируете запускать?

– У нас есть площадка на Киевском шоссе, купленная под четвертый торгово-развлекательный комплекс Vegas. Он сейчас находится в стадии проектирования. Возможно, нам удастся начать строительство на бескредитной основе, либо подкредитоваться в самом конце, когда он уже будет близок к завершению. Стройку мы планируем начать в этом году и построить объект за три года, хотя, как правило, мы укладываемся в два года. Запланированные инвестиции в объект — 15 миллиардов рублей.

Еще есть масштабной проект "Крокус Сити". Это было бы второе "Москва-Сити", в котором было бы жилье, гостиницы, офисные-центры.

И даже башня Трампа.

– Ну, башня сейчас неактуальна, поскольку Трамп теперь не может заниматься бизнесом.

И без нее в "Крокус Сити" было бы много чего интересного. Но для того, чтобы реализовать проект в полном объеме, нам бы пришлось удвоить свой кредитный портфель, а мы не хотим увеличивать кредитную нагрузку.

Вот ко мне приезжают коллеги из международной компании Reed, которая занимается выставочной деятельностью. Когда я говорю, что у нас кредитный портфель 1,7 миллиарда, они пожимают плечами: "А чего такой маленький? У вас столько объектов, вы столько делаете". Я спрашиваю: "Сколько у вас?" "А у нас, – говорят, – 4,8 миллиарда".

Я говорю: "Да, но как вы их обслуживаете?". А у них кредитная ставка 2,3%. Если бы у меня была ставка 2,3%, я бы свой кредитный портфель утроил бы.

Почему у нас так шикарно расширяются "Ашан", "Леруа Мерлен", "Глобус"? Представьте, что мы находимся на ринге. Мы легковесы с нашим кредитным портфелем и уровнем ключевой ставки, а против нас стоят супертяжи. Вот и вся разница.

Так какие у вас планы по "Крокус Сити"?

– Мы начали строительство офисной башни в прошлом году. Сейчас стройка встала, потому что я не хотел брать на нее кредит. Своими силами башню можно было бы построить, но бессмысленно. На рынке нет такой потребности в офисных площадях класса А. Строить такую шикарную башню, потратить на нее, условно говоря, 300-350 миллионов долларов, чтобы потом сдавать ее за 15 тысяч рублей за квадратный метр – не очень хочется.

А жилье?

– Жилье, наверное, мы начнем строить в следующем году. Но тоже не на кредитный ресурс.

У нас в "Крокус Сити" есть одна жилая башня, в ее стилобатной части в лучших традициях "Крокуса" будет размещено все, что можно представить, — начиная от детских садов, бассейнов, ресторанов, пекарни, химчистки, парикмахерской. Это три этажа площадью 15-20 тысяч "квадратов". И над ней будет башня – еще 100 тысяч квадратных метров.

Не жалеете, что взялись за проект строительства ЦКАД?

— Да я вообще жалею, что родился (смеется). Даже песок по сравнению с проектным подорожал. В проекте стоит песок 280 рублей. Но сегодня, если пойти на рынки, вы за 280 рублей песок не купите. Казалось бы, экскаватор земли достал, в машину погрузил и привезли. Но даже такой стройматериал подорожал в три раза.

Вы будете просить дополнительное финансирование?

– Будем как-то решать этот вопрос.

Планируете ли строительство на участках рядом с ЦКАД? Как будете отбивать вложенные деньги?

– Будем отбивать за счет платного трафика. Но сейчас мы даже не понимаем, какой там будет трафик. Посмотрите на платную дорогу в Шереметьево – она же пока пустая.

Уверены, что сможете уложиться в заявленные сроки строительства?

– Дело в том, что наш участок ЦКАД – это новая дорога, в отличие от, например, второго участка, на котором просто расширение действующей магистрали. На участке этой новой дороги есть три заправки, 86 домов и куча разных других объектов. Надо освобождать земли, и должны это сделать не мы, а заказчик.

Там, где земля освобождена, стройка идет полным ходом. Там, где она не освобождена – сроки от нас не зависят.

А по стадионам в Калининграде и Ростове-на-Дону вы сроки выдерживаете?

– В Калининграде в марте мы уже начнем делать поле, оно стоит на 25-метровых сваях. Для этого мы пригласили компанию, которая делала футбольные поля на стадионе "Спартак". Мы сами могли бы заняться полем, но я хочу взять компанию, которая аккредитована FIFA, чтобы нам потом не морочили голову. Хотя сами мы бы сделали, возможно, не хуже.

Сейчас главная проблема на стадионе – это водоотведение. Мы же там в болоте находимся. Нужно, чтобы вода извне не поступала в чашу стадиона. Одновременно с этим надо убирать воду с полива. Мы фактически строим "бассейн в бассейне"!

Продвинулись мы очень далеко, и у меня нет никаких сомнений, что в этом году мы его закончим.

Вы же говорили, что Главгосэкспертиза согласовала только бетонную плиту в основание стадиона, а не сваи.

– А она так и не согласовала. То, что мы сваи бьем, – это моя самодеятельность.

Вы не боитесь опять в минус уйти, как во Владивостоке?

– Мы всегда в минус уходим, мы в плюс еще никогда не выходили, но надеемся, что в этот раз мы выскочим с небольшим плюсом.

Давайте поговорим о станции метро "Мякинино". Удалось вам ЗОСы получить?

– Это непростой вопрос, но сейчас никакого противостояния с московским правительством нет. С Сергеем Семеновичем Собяниным мы обо всем договорились, идет процесс допроектирования и сдачи объекта в эксплуатацию.

Когда документы будут окончательно готовы?

—–Как я уже сказал, уже идет процесс допроектирования, и в этом году эта тема будет закрыта полностью.


 

Беседовал Александр ЛЕКСАКОВ.


 

Источник: riarealty.ru/analysis_interview/20170217/408366850.html