ГАУ МО «Красногорское информагентство»

Яндекс.Погода

среда, 18 июля

малооблачно+20 °C

Онлайн трансляция

Проверено на себе

27 апр. 2018 г., 12:17

Просмотры: 417


Николай Костюнин, Евгений Шевченко, участники ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, в интервью «КВ» рассказывают о своем товарище-ликвидаторе Анатолии Валентиновиче Виноградове, создателе уникальной машины разграждения ИМР-2Д, которая защитила от радиации участников ликвидации Чернобыльской аварии.

Анатолий Виноградов прошёл путь от младшего научного сотрудника 15-го ЦНИИИ им. Д.М. Карбышева до заместителя начальника института по научной работе. В настоящее время полковник в запасе, главный научный сотрудник ЦНИИИ инженерных войск Минобороны России, лауреат премии правительства и заслуженный военный специалист РФ, доктор технических наук.

Работали круглосуточно
26 апреля 1986 года. 1 час 23 минуты 58 секунд. Прогремевшая серия взрывов разрушила реактор и здание 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС.
Произошла авария, ставшая самой крупной техногенной катастрофой XX века. Сотни тысяч людей приняли участие в ликвидации её последствий.
Они трудились в зоне повышенной радиоактивности, проявляя мужество, героизм, не считаясь с риском для здоровья, для своей жизни.
В первые дни, когда ещё не были точно определены масштабы, последствия случившегося и способы ликвидации аварии, своё слово сказали сотрудники 15-го ЦНИИИ имени Д.М. Карбышева, в числе которых был и младший научный сотрудник Анатолий Валентинович Виноградов. Практически сразу стало очевидно, что в стране не существует техники, способной эффективно работать при радиоактивном заражении. Экипажи, направляемые в зону, полностью «выгорали» из-за недостатка защитных средств для работы в создавшихся условиях.
Для решения задачи по биологической защите экипажей инженерных машин были объединены усилия трёх учреждений: 15-го ЦНИИИ им. Д.М. Карбышева, научно-исследовательского и конструкторского института монтажной технологии (НИКИМТ), Всесоюзного научно-исследовательского института стали (ВНИИ стали). В объединённую группу по созданию знаменитой и через десятки лет машины разграждения – ИМР-2Д и был включён младший научный сотрудник 15 ЦНИИИ Анатолий Виноградов. В качестве базовой для модернизации взяли многофункциональную инженерную машину разграждения ИМР-2, которую 6 мая 1986 года установили в ангар, построенный специально для этих целей на территории НИКИМТа в Москве. Местные сотрудники этот ангар называли модулем.
Работали круглосуточно. Виноградов в спорах с конструкторами, монтажниками, слесарями и электриками создавал уникальную спецтехнику, проектируя, разбирая и собирая машину, устанавливая всё новые и новые элементы защиты, наблюдения и видеоконтроля. После того как на пятые сутки командирский голос Анатолия Валентиновича перешёл на шёпот, споры стали заметно конструктивнее и тише.

шифр – ИМР-2Д
После полуночи режим работы в модуле резко менялся: оставались только испытатели, которые с использованием изотопных источников гамма-излучения проверяли защитные характеристики создаваемой машины. Определяли слабые места: «прострелы» и направления с «жирной» защитой, с которых кратности ослабления были значительно выше заданных. Мощности доз гамма-излучения даже за пределами модуля во время их работы доходили до 50 мР/час.
Перед началом проведения финальных испытаний обнаружили, что нет специального башенного ключа, без которого закрыть люки снаружи машины было невозможно. Времени на поиски или изготовление нового не было. Анатолий Валентинович закрыл люки изнутри и во время испытаний находился на месте механика-водителя, держа на коленях детекторы излучений.
Через 20 суток после начала работ Анатолий Виноградов на ИМР-2 выехал за пределы модуля. Защиту серийной машины разграждения удалось довести до 1000 крат, ей был присвоен шифр – ИМР-2Д.

В условиях реальности
31 мая впервые были проведены испытания ИМР-2Д в реальных условиях – около 4-го блока ЧАЭС со стороны машинного зала. Это дало руководству штаба истинную картину распределения мощности гамма-радиации. Полученные результаты подтвердили значения защитных характеристик и высокое качество выполненных работ. В зонах, где уровень радиации составлял 2000  Р/час, при котором другая техника в эти места не могла даже дойти, ИМР-2Д успешно работала. Экипаж за два часа получил дозу значительно меньше дневной нормы.
За период с мая по июль 1986 года с участием Анатолия Виноградова были оборудованы дополнительной биологической защитой ещё два ИМР-2 и более пятнадцати образцов другой колёсной и гусеничной техники, изготовлено несколько автономных защитных кабин.

Сутки из тысяч километров
Наиболее сложная и наукоёмкая задача была поставлена Ленинградскому ВНИИ трансмашу по созданию на базе танка Т-72 и серийной инженерной машины разграждения ИМР-2 роботизированного комплекса с не менее чем 1000-кратной защитой для ведения дозиметрической разведки и других специальных задач. К этим работам вновь был привлечён Анатолий Виноградов как один из опытнейших специалистов страны в этой области, а также специалисты из ВНИИ стали. Уже через неделю необходимый для Чернобыля комплекс с защитой экипажа в более чем 5000 крат убыл на место аварии.
Эффективность разрабатываемой защиты, как в Москве, так и в Ленинграде, Анатолий Валентинович проверял с помощью реальных источников гамма-излучения при радиационном фоне более 1000 мР/час. Так, не выезжая на станцию, он получил свой первый десяток рентген. Лето 1986 года для испытателя закончилось в военном госпитале.
112 суток, проведённых в отделе разведки научного центра Министерства обороны СССР, для Анатолия Виноградова сложились в тысячи километров по Украине и Белоруссии – на автомобилях и вертолётах, в сотни отобранных и проанализированных проб. За организацию и проведение работ по подготовке к пуску третьего энергоблока ЧАЭС он был награждён грамотой Правительственной комиссии.

мы победили
Большой объём работ им был выполнен непосредственно на разрушенном четвёртом энергоблоке. Анатолий Валентинович вспоминает: «После длительных испытаний на четвёртом энергоблоке новых средств индивидуальной защиты я и сегодня могу водить экскурсии от нулевой строительной отметки здания энергоблока до его крыши. Оглядываюсь назад и поражаюсь отношению людей к своему делу, своему долгу. Все стремились как можно лучше выполнить свои обязанности, чтобы последователям меньше досталось и работы, и дозы. Вся страна действовала как один здоровый организм. Общая беда обнажила в нас лучшие человеческие качества, сплотила в борьбе с атомной стихией. И мы её победили».

На снимке: Анатолий Виноградов (второй слева) вместе с сослуживцами.
Фото из архива Анатолия ВИНОГРАДОВА.