ГАУ МО «Красногорское информагентство»

Яндекс.Погода

понедельник, 26 июня

облачно с прояснениями+14 °C

Онлайн трансляция

Вывоз мусора в Подмосковье станет отдельной коммунальной услугой

17 авг. 2016 г., 19:16

Просмотры: 225


Новая строка в платежках за ЖКУ появится с января 2017 года. Для Московской области вопрос обращения с отходами стоит особенно остро — ежегодно регион имеет дело с 20% отходов страны. О том, как решить «мусорную проблему», рассказал в газете «Известия» министр экологии и природопользования Московской области Александр Коган.

– По закону запрещается размещать полигоны в Москве, поэтому «мусорную ношу» столицы берет на себя Московская область. По разным источникам, объем отходов составляет от
5 млн до 10 млн тонн в год. Однако ситуация становится плачевной: полигоны уже переполнены, отсутствует система мусоропереработки. Какие шаги планируется предпринять для предотвращения «мусорной катастрофы»?

– Окончательную цифру –
5 млн, 6 млн или 7 млн тонн – назвать сегодня не может никто. И тот факт, что данные сильно разнятся, свидетельствует о проблеме. Каждый субъект проводит учет для утверждения нормативов накопления отходов. Но полученные цифры далеко не всегда сходятся с данными из других источников. Например, мусоровывозящие компании Московской области, которые доставляют отходы на полигоны, предоставляют цифру 5 млн тонн. Чем больший объем они укажут, тем больше получат субсидий от муниципалитетов, даже если фактически не вывозят такое количество отходов.
В свою очередь, от полигонов Московской области мы получили данные всего о 2,3 тыс. тонн поступающего мусора. Ощутите разницу.
Если учесть и московский мусор, то полигоны указывают данные, заниженные в три, а то и в пять раз. Меньше укажут – получат больший неучтенный оборот денежных средств.
Отсюда и колоссальный разбег цифр – от 1 млн до 12 млн тонн отходов ежегодно. К концу года мы будем устанавливать новые нормативы, и эта цифра будет приближена к реальности.
Почему вопрос не поднимали
5, 10 или 30 лет назад? Ведь ситуация была напряженной уже тогда. Система обращения с отходами была выстроена 50–60 лет назад и с тех пор не изменилась. Как и раньше, мусор закатывают в грунт без предварительной обработки, сортировки, без сбора фильтратов и свалочных газов.
– По поручению президента уже закрыли 16 из 39 полигонов. На какой период времени хватит мощности оставшихся?
– В ближайшее время подлежат закрытию еще девять полигонов. И мощности 14 оставшихся хватит на 3–3,5 года.
– И что делать дальше? К тому же даже закрытые полигоны все равно будут вредить окружающей среде.
– Полигоны необходимо модернизировать и проводить радикальное снижение объемов захоронения. Сегодня перерабатывается всего 5% мусора, а 95% – захоранивается. Но необходимо перерабатывать как минимум 50% отходов.  Для минимизации вреда все полигоны нужно рекультивировать.
В сентябре мы будем принимать новую государственную программу обращения с отходами, в которой будет подпрограмма по рекультивации. Она рассчитана на 10 лет и включает в себя остановку расползания границ полигонов, сбор и очистку фильтратов и свалочных газов, укрепление тел полигонов и герметичное закрытие, озеленение.
Отдельный вопрос, требующий проработки, касается источников финансирования, которого крайне недостаточно. Пока что единственным понятным источником финансирования является региональный бюджет. Необходимо четко понять всю схему финансирования отрасли, которая, безусловно, требует многомиллиардных инвестиций.
Это и внедрение экологического сбора, который будет действовать в отношении ограниченных групп товаров.
В стадии обсуждения также находится решение по применению «зеленого тарифа» для предприятий по термическому обезвреживанию отходов. Без этого невозможно построить новую современную отрасль.
– Какие еще источники возможны?
– С 1 января 2017 года сбор, вывоз, транспортировка, утилизация и захоронение мусора станут отдельной коммунальной услугой. Вместе с газом, водой и электричеством в платежке будет присутствовать новая строка. Сейчас расходы на сбор и вывоз мусора входят в строку «Cодержание и ремонт общедомового  имущества».
Сегодня необходимо стимулировать всю отрасль. Своевременное принятие  89-го федерального закона «О промышленной политике» и 458-го федерального закона «О внесении изменений в федеральный закон «Об отходах производства и потребления» дает нам шанс выстроить новую парадигму. В первую очередь – выстроить нормальную систему обращения с отходами.
Первый шаг – получить истинные данные об объемах мусора. Для этого год назад мы создали кадастр отходов и попросили юридические лица вносить в него данные. Но сегодня он заполнен всего на 10%. Поэтому я прошу извинения у юридических лиц, но с этого года мы начали их штрафовать.
Второй этап – принятие территориальной схемы, где будут указаны все источники образования отходов, виды, объемы.
Следующий этап – формирование региональной программы, в которой уже будет учтено финансирование, применяемые технологии. Дальше последуют конкурсы по отбору региональных операторов.
– Действительно ли будут выбраны региональные операторы, которые будут работать в границах определенного кластера Московской области?
– Да, публичным конкурсом будут выбраны региональные операторы, отвечающие за всю технологическую цепочку обращения с отходами. Должны прийти добросовестные организации, заинтересованные в модернизации отрасли, потому что именно они будут нести всю ответственность в пределах своего кластера. Это позволит решить проблему несанкционированных свалок, криминогенности мусорного дела, то есть сделать прозрачным этот бизнес.
Всю эту работу мы должны провести до конца года.  
– Что вкладывается в понятие цепочки обращения с отходами?
– Мы планируем начать с раздельного сбора мусора. На обсуждении с экологами высказана идея ставить два контейнера. Один контейнер – «сухой», в который складывают стекло, пластик, алюминий, бумагу, можно и резиновые изделия, и одежду.  Эти отходы не несут большой нагрузки на экологию, их можно прессовать, упаковывать и отправлять на последующую обработку, сортировку и дальнейшую переработку прямо в черте города.
Мусор из второго контейнера – «биологического», или пищевого, будут перевозить на переработку на полигон. В отходах остаются ценные фракции, которые должны промышленно сортироваться. Необходимо выделить все органические вещества, имеющие эффект биологического разложения, переработать их в компост.
Далее остаются горючие материалы – дерево или элементы бумаги, то, что можно бросать в топку. Все остальное следует дробить, прессовать, запаковывать и захоранивать уже как нейтральные «хвосты», которые не будут создавать большой нагрузки на окружающую среду.
При такой технологической цепочке половина поступившего мусора превращается во вторсырье. В этом случае, даже если говорить о максимальной цифре в 12 млн тонн, объем захоронения уменьшается в два раза – до 6 млн тонн отходов.
Например, мы не задумываемся, когда выбрасываем даже одну батарейку. Но 20 кв. м вокруг нее будут отравлены. От дождя и снега ядовитые соединения будут распространяться и заражать окружающую среду. А представьте, сколько таких батареек выбрасывается в год.
Мы думаем, что едим экологически чистые овощи, но они могут расти там, где была выброшена батарейка. И это не покажут никакие приборы. Чтобы найти тяжелые металлы, надо проводить сложный анализ.
– Самые благополучные страны используют концепцию «нулевого» захоронения – полигонирование у них запрещено законом. Осуществима ли такая система в полной мере в России?
– В идеале даже нейтральные «хвосты» нужно сжигать. Зола потом обезвреживается, из нее делают инертный продукт и отправляют на производство дорог или плитки.
Но мы пока не предусматриваем мусоросжигательные заводы на нашей территориальной схеме. Это просто невозможно, так как не установлен «зеленый тариф». Пока не принято соответствующее постановление правительства, говорить о мусоросжигательных заводах рано.
К сожалению, сегодня заводы по термической обработке воспринимают как угрозу, хотя на самом деле термическая обработка намного безопаснее захоронения.
К примеру, полигоны ежегодно выделяют 600 граммов диоксида на кубометр. За рубежом это запретительная норма, которая карается законом. Но при правильной термической обработке объем диоксида составил бы не более 2 граммов. Разница колоссальная.
– Почему россияне так боятся мусоросжигательных заводов?
– Этот страх зародился еще в 1980-х годах. Но надо понимать, что технологии шагнули далеко вперед. В центре Вены стоит мусоросжигательный завод, в каждом районе Токио –  по заводу. Чтобы показать людям, что это совсем не страшно, на заводах проводят открытые экскурсии, а в коридорах расположены мониторы, которые показывают наличие вредных веществ. Эти показатели всегда находятся в «зеленой зоне». Сами австрийцы, и японцы, и швейцарцы считают, что это благо. Думаю, и нам пора пересмотреть свои взгляды и избавиться от устаревших мифов.

http://izvestia.ru.

Тэги: