ГАУ МО «Красногорское информагентство»

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 9 августа

облачно с прояснениями+24 °C

Детское инфекционное отделение более двух месяцев работает в «красной» зоне с пациентами с коронавирусом

20 мая 2020 г., 16:47

Просмотры: 1530


В середине марта одно из подразделений Красногорской городской больницы N2 – детское инфекционное отделение было перепрофилировано для оказания медицинской помощи пациентам с коронавирусной инфекцией, рассчитанное на 53 койко-места. Более двух месяцев почти все 45 сотрудников учреждения ходят на работу в «красную» зону – туда, где лежат пациенты с коронавирусом. В редкий момент отдыха заведующая отделением Аида Бицуева нашла время пообщаться с журналистами «Красногорских вестей». В разговоре так же приняла участие педиатр отделения Кнарик Асатурян.

– Как изменилась ваша работа после объявления пандемии COVID-19?

А. Бицуева:

Бицуева.jpg

– Мы перестали принимать детей с другими инфекциями и с соматическими заболеваниями. Для организации эффективной работы в условиях пандемии весь персонал отделения прошёл обучение в системе непрерывного медицинского образования по работе с инфекцией и получил сертификаты. Было налажено обеспечение отделения индивидуальными средствами защиты для персонала и лекарственными средствами для лечения пациентов с COVID-19.

Нам пришлось разделить отделение на «красную» и «чистую» зоны, оборудовать площадки для санобработки спецтранспорта.

Сейчас в учреждении трудятся 45 человек. Каждое утро старшая медицинская сестра собирает информацию о состоянии здоровья всех сотрудников, измеряется температура тела. При выявлении признаков заболевания сотрудник незамедлительно уходит на больничный.

К сожалению, в настоящее время среди сотрудников есть трое заболевших, двое из которых переносят коронавирусную инфекцию в тяжелой форме и лечатся в условиях стационара.

Работа персонала посменная, а ввиду сложившейся ситуации график трудно назвать нормированным. Приятно, что федеральное и региональное правительство позаботились о медиках – сотрудники отделения получили доплаты из двух бюджетов.

– За почти три месяца через отделение прошло около ста человек. А помните первого пациента с коронавирусом, свой первый шаг в «красную» зону? Кто из врачей, медсестер был тогда первыми в борьбе с COVID-19?

К. Асатурян:

Асатурян.jpg

– К работе в условиях пандемии мы были подготовлены – прошли серьезное дополнительное обучение. Паники или страха перед «красной» зоной не было. Мы и без того работаем с разными инфекциями. Добавилась специальная экипировка. Первый раз было непривычно работать в костюме, респираторе, очках. Сейчас уже освоились.

Началось все с пациентов, которые контактировали с теми, кто был в странах с неблагополучной эпидемиологической обстановкой. На передовой у нас были два врача Людмила Малярчук и Марина Козина. Через их руки прошли первые пациенты с коронавирусом.

А моими первыми стала семья с детками двух и трех лет. Я их приняла уже выйдя в смену после отпуска 28 марта. Там заболели и бабушка с дедушкой, и папа, и мама. В нашем отделении с детьми была мама. Кстати, это была моя первая пациента, которая сказала, что не чувствует ни запаха, ни вкуса. Тогда этот критерий не входил в симптоматику заболевания.

– Что самое страшное, когда вы находитесь в полном обмундировании в «красной зоне», что рассказывают коллеги об этом?

А. Бицуева:

– Когда медработник находится в средствах индивидуальной защиты в «красной» зоне, он сталкивается с рядом сложностей: запотевание очков, значительно ухудшающее видимость, затруднение дыхания, которое некоторые испытывают при длительном нахождении в респираторе, «не дышащие» защитные костюмы. К тому же, от респираторов и очков остаются следы на лице, а дезинфицирующие средства при частом использовании вызывают дерматиты. Но несмотря на все эти сложности, весь персонал самоотверженно трудится, никто не отказался от работы в условиях повышенного риска, в связи с чем я выражаю глубокую благодарность своим сотрудникам.

photo_2020-05-20_16-28-08.jpg

– Расскажите про самый сложный случай в практике борьбы с COVID-19 у детей в вашем отделении.

К. Асатурян:

– К моменту, когда я вышла из отпуска у нас проходили лечение около десяти пациентов. На сегодняшний день (19 мая) уже 74 ребёнка выписаны из отделения и 17 проходят лечение. Мы не потеряли за это время ни одного пациента.

Каждый случай COVID-19 в нашей практике пока ещё уникальный. Есть, конечно, общая симптоматика. Но если раньше на потерю обоняния и вкуса жаловались только взрослые, теперь это проявляется и у детей.

Самый сложный случай в практике отделения все же был – у двеннадцатилетней девочки. Она поступила с пневмонией, вирус не был идентифицирован. Потом очень быстро произошло ухудшение состояния. Резко снизился показатель насыщенности крови кислородом. Возникло кислородное голодание. Пришлось переводить ее в реанимационное отделение другой больницы. На сегодняшний день девочку уже перевели из реанимации.

– Изменилось качество общения с родными? Не боятся вас домочадцы? Как оберегают свои семьи ваши сотрудники? С какими проблемами сталкиваются, как их решают?

А. Бицуева:

– Нет, ничего не изменилось, ведь мы стараемся соблюдать все необходимые меры предосторожности. Администрацией округа нам было предложено поселить персонал отделения в одну из гостиниц Красногорска, но основная часть сотрудников не воспользовалась предложением. Многие живут в изоляции от семьи, отправив детей к ближайшим родственникам.

photo_2020-05-20_16-28-11.jpg

– Сколько на данный момент у вас лежит детей с подтвержденным диагнозом. Они все с родителями? Как устроен их быт в больнице?

А. Бицуева:

– На данный момент в отделении получают лечение 17 пациентов. В основном это подростки в возрасте от 14 до 17 лет. Есть и дети раннего возраста, их трое, они лежат с родителями.

Пациенты пребывают в больнице в мельцеровских боксах – это комфортабельные, изолированные помещения с отдельным входом, шлюзами, санузлами, обеззараживателями воздуха. В отделении для пациентов организовано четырехразовое питание.

– Как вы относитесь к мнению людей, утверждающих, что коронавируса не существует?

А. Бицуева:

– К сожалению, это глубочайшее и опасное заблуждение, которое только приводит к росту заболеваемости, фатальным исходам. Это, действительно совершенно новое и очень серьезное заболевание. Мы, врачи, лицом к лицу столкнулись с ним, сложностями его лечения и быстрой распространяемостью. Увы, люди не всегда понимают, насколько это серьезная, тяжелая инфекция и к каким последствиям она может привести, пока сами не столкнутся с ней.

– Если вы видите на улице, в магазине человека без маски и перчаток, что хочется сказать такому?

К. Асатурян:

– Конечно, это возмущает и расстраивает. Хочется такого человека призвать к серьезной административной ответственности. Поддерживаю введение в области режима обязательного ношения масок.

– Скажите как медики, когда закончится эта эпидемия?

А. Бицуева:

– Единого мнения в научном сообществе по этому поводу пока нет. Но надеюсь, что мы движемся к стабилизации ситуации. Статистика подтверждает это.

Татьяна ЧЕРНОВА. Фото Павла КАРЯГИНА