ГАУ МО «Красногорское информагентство»

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 27 сентября

облачно с прояснениями+14 °C

Мои сто суток в зоне отчуждения

25 апр. 2017 г., 12:13

Просмотры: 191


Накануне ноябрьского праздника 1986 года по приказу начальника 15-го ЦНИИИ имени Д.М. Карбышева, где я в то время работал старшим научным сотрудником, убыл в командировку в Научный центр Министерства обороны СССР, который дислоцировался в городе Ирпень Киевской области. Центр был сформирован в течение 27 и 28 мая 1986 года для разработки научно обоснованных принципов тактики действия войск, а также выработки научно-практических рекомендаций для войсковых частей по дезактивации объектов ЧАЭС, населенных пунктов, техники и т.п.
Я был назначен заместителем начальника отдела по дезактивации оборудования и техники. Через неделю убыл в Чернобыль, где уже в должности заместителя руководителя оперативной группы НЦ предстояло проработать сто суток, находясь постоянно в 30-километровой зоне отчуждения.
В основные задачи группы входило: обеспечение координации работы НЦ и оперативных групп других учреждений, привлеченных для ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, контроль радиационной обстановки и взаимодействие с частями Минобороны СССР.
Первое и, пожалуй, самое острое впечатление по прибытию в Чернобыль – пустота. Казалось, не было никакой организованной эвакуации: жители исчезли мгновенно, как будто испарились. Все было на своих местах: дома, вещи, мебель, а людей не было. Такие же впечатления были потом и в Припяти, и в других местах чернобыльской зоны. Лишь в нескольких деревнях жили самовольно вернувшиеся старики, их вывозили за пределы зоны, но они упорно возвращались назад к своему хозяйству, немудреному житейскому укладу, к могилам предков.
На станции в то время завершалось строительство объекта «Укрытие» – защитного бетонного сооружения над 4-м разрушенным энергоблоком. Это позволяло значительно уменьшить количество выбросов радиоактивных веществ в атмосферу и снизить заражение территории вокруг. И моей работой, наряду с организацией функционирования оперативной группы Научного центра в целом, было создание сети пунктов специальной обработки оборудования и техники по всей 30-километровой зоне, включая Чернобыль, Припять и атомную станцию.
После ввода укрытия (30 ноября 1986 года) работы по дезактивации территории в 30-километровой зоне и техники, работающей в ней, были ускорены.
На территории ЧАЭС в то время находилось большое количество дорогостоящего оборудования, в том числе иностранного, которое решено было дезактивировать и направить на объекты народного хозяйства. Нашей группе и была поручена эта задача. Когда она была выполнена, меня наградили орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах» третьей степени.
Все работы при ликвидации последствий катастрофы были опасными. Но особенно остро в память врезались два эпизода. Первый связан с пожаром в радиоактивно зараженном «рыжем лесу». Его сумели локализовать и потушить офицеры и солдаты инженерных войск путем «таранной» прокладки просек по кромке очага пожара бронированными инженерными машинами разграждения. Второй эпизод представлялся еще более серьезным. Даже катастрофическим: начали зашкаливать датчики, контролирующие процесс внутри разрушенного энергоблока. Повышение активности излучения топливной массы реактора свидетельствовало о возможном повторном взрыве. Начали готовить к эвакуации сотрудников и имущество оперативной группы. Без потерь личного состава сделать это было сомнительно, так как в случае взрыва на любом маршруте движения нас накрыло бы радиоактивное облако. Во второй половине ночи со станции поступила команда: «Отставить эвакуацию». Датчики просто вышли из строя и выдавали неверные данные.
Не могу не сказать о том, что я горжусь своей тогдашней принадлежностью к 15-му ЦНИИИ имени Д.М. Карбышева, где прошел научную школу познания способов защиты при действии радиации и выполнения задач в экстремальных условиях. Горжусь своими коллегами из института – военными инженерами, принимавшими участие в ликвидации катастрофы на ЧАЭС. Их было там более ста человек. Все понимали, что шли на риск, и не задумывались о последствиях для себя, тем самым спасли страну от большой беды.
Ежегодно 26 апреля чернобыльское сообщество отмечает как день памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах. Они настоящие герои, совершившие подвиг в борьбе с невидимым врагом. Для них должен быть и день их торжественного чествования. День с именем «Победа» и датой 30 ноября 1986 года, когда был подписан акт ввода объекта «Укрытие» над разрушенным энергоблоком в эксплуатацию, что позволило значительно уменьшить выбросы радиоактивных веществ в атмосферу.
А.ГУДИН.