ГАУ МО «Красногорское информагентство»

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

суббота, 26 сентября

ясно+13 °C

В годы войны нам было по 15 лет…

15 янв. 2017 г., 14:21

Просмотры: 172


Жаркое лето 1941 года. Окончен 8-й класс Октябрьской школы села Иванов-ское Истринского района. 21 июня прошел поход по прекрасным местам нашего района. Мы были такие счастливые! Нам было по 15-16 лет.
А утром по радио объявили: началась война.
Отца вскоре мобилизовали в ополчение. Мы с братом Левой и мамой остались с хозяйством – козой Зойкой и теленком.
В июле учеников школы направили на помощь фронту. Вместе с группой девочек попала на строительство военного аэродрома в районе Красновидова, были заняты на земляных работах наравне со взрослыми. Работали в жару, с рассвета до познего вечера – весь световой день. Питались из солдатского котла. Ночевали в деревне. Хозяйка дома стелила нам перины на улице. На всю жизнь запомнила, что значит «спать без задних ног». Как только голова касалась подушки – словно провал… А в шесть утра – подъем!
Когда вернулись домой, мы с подругой подрядились дежурить на вышке Октябрьской фабрики, где была установлена сирена воздушной тревоги, – на случай атак немецких самолетов.
Как-то поздним вечером были на вышке. В это время прорвавшиеся самолеты бомбили Москву. Вокруг лучи прожекторов бороздили небо, стреляли зенитки, противно гудели вражеские самолеты. Вдруг по телефону сообщили: «Объекту угрожает опасность! Давайте сигнал воздушной тревоги!». Замирая от страха, надела громадные резиновые перчатки, повернула рукоятку сирены и она завыла. Вы знаете, как звучит сирена внизу, далеко, а здесь… Слышим по телефону разговор на другом конце линии: «Оказывается, там дежурят дети!». Вскоре нас сменили взрослые.
Через несколько дней фабрику срочно эвакуировали. В фабричной пекарне остались формы с хлебом. Взяли форм, сколько могли донести, и несколько дней наши семьи были с хлебом.
Помню, глубокая осень, мы сидели на кухне. В печи варилась курица. Наступила какая-то странная тишина. Смотрю в окно и вижу фигуры крадущихся вражеских солдат. Они ворвались в дом, открыли люк подвала на кухне: «Партизан? Партизан?». Посветили фонарем, успокоились и полезли в печь за едой. В одно мгновение сожрали курицу. Другие солдаты шуровали в комнате, забрали у нас полевой бинокль.
Хоть бои и шли в стороне, пришлось испытать арт-
обстрелы. Дом был разрушен, и нас приютила жена председателя. Семь дней деревня была под оккупацией. Немецкие солдаты (их было немного) жили в других избах. Все было странно мирно. К нам приходили солдаты-чехи, даже угощали детей шоколадом.
Настал день, когда утром все население деревни выгнали на улицу и под вооруженным конвоем повели в Германию. Длинная колонна людей (в основном детей и женщин) покорно шла на запад. Немцы нам говорили: «Германия, работа, хорошо». С нами шла коза Зойка, у нас были санки с какими-то пожитками. Мы дошли до населенного пункта Давыдовское, откуда до Истры 6 км по дороге. Запомнилось поле справа от дороги – устланное замерзшими трупами солдат, кажется, наших. Видно, здесь был отчаянный бой.
В деревню мы пришли к вечеру. Ночевали в школе. Спали на грязном деревянном холодном полу. Перебирая взятые вещи, мама обнаружила, что захватила из дома с собой… две мясорубки! Это, конечно, на нервной почве.
Утром снова повели на запад. Вскоре мы стали замечать, что не так строго охраняют колонну. Вдруг к нам подошел немец, свалил поклажу с санок, взял их себе и отнял красивый шерстяной плед.
Тут начался обстрел. Стреляли из «катюш» и из других орудий. Привязали козу к дереву и побежали в ближайшую землянку, где уже было много людей. Мы оказались у самого входа. Мама закрыла нас собой. Кругом грохотало…
Вдруг наступила тишина. Перед землянкой возникла фигура солдата с красной звездой на шапке. Родное русское лицо! Солдата обнимали, целовали. Нас освободили!
Дома в Ивановском сожгли. Стояли только трубы печек. Жить было негде. Отец в это время был в ополчении и не знал, где мы, что с нами. Солдаты посоветовали нам ехать в Нахабино, куда шла попутная машина. Так мы и очутились в Нахабине. В январе 1942 года после демобилизации из народного ополчения пришел отец. Началась жизнь военная – голодная и холодная, но с надеждой только на победу. Мы были преданы своей стране и помогали ей, как могли. И Победа пришла!
Л.В. Артемова,
90 лет, Нахабино.